Анна (curlyzu) wrote,
Анна
curlyzu

Наверное, я так и не научилась верить в смерть. Мне везет, за 24 года я потеряла всего троих друзей.
Сашка-байкер погиб в Москве, 6го апреля, в автокатастрофе. Был пьян, вьехал в грузовик, погиб на месте. Я о его смерти узнала в декабре. Он и в Москву-то уехал из-за нашей глупой ссоры... Я даже не знаю, где он похоронен: там или тут
Димка Аронин погиб в конце августа, в автокатастрофе. Их машину не заметил бревновоз. Отец погиб на месте, Димка умер в больнице во время операции.
Когда его хоронили - я так и не смогла заглянуть в гроб. Не могла поверить, что рыжик, что мой огонек может быть мертвым. Его аська так и осталась у меня в контактах, и я по прежнему иногда пишу ему. Чем не молитва,в конце концов, какая разница, где я буду к нему обращаться: в церкви, стоя на коленях, или в аське, которую все равно никто не откроет.
Теперь вот Сашка. Не могу поверить, не могу. Глаза все равно мокрые, и печатаю почти на ощупь, слишком долго плачу, уже почти ничего не вижу. Мне всю весну снились сны, что он разбивается, а я отмахивалась, верила, что мы поедем вместе, и я смогу его уберечь. Кто же знал, что после года вместе мы вот так глупо поссоримся.
Господи, спасибо тебе за то, что я успела попросить у него прощения, что мы не были в ссоре, когда он уехал.
Автокатастрофа, лобовое. Не пристегнут. Как я поняла, умер на месте.
А я полночи писала ему. То в аську, то на почту. На почту, кажется, не отправила, в аську что-то упало.
А кому мне еще писать, если мне за него больно? Только ему. А он, как всегда, будет слушать, молчать и улыбаться. Или читать, стоя за моим плечом.
Саша, это Дима. Дима, это Саша. Я вам пишу. И верю, что вы прочтете. И не верю в то, что вас больше нет. Вы есть, вы все равно есть.
И к черту силу, если сила - это то, что позволяет заглянуть в деревянный ящик и увидеть то, что больше не является человеком. Я люблю и помню вас живых. И так и будет.
Tags: № event
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author