November 19th, 2008

мы

Хочу сына.

Осенью легла пыль,
Осенью угас пыл,
Солнца потускнел жар,
Осенью весь мир жаль.

Осенью весь мир жаль,
Скоро доставать шарф,
Греть вино и есть сыр
Осенью придет сын.

Осенью придет сын
Греть вино и есть сыр,
Вверх расти из всех жил,
В мире проводить жизнь.

В мире проводить жизнь
Вверх расти из всех жил
Греть вино и есть сыр
Осенью придет сын,
Осенью придет сын,
Осенью придет сын.
(с) Сплин
мы

Троицу хочу. Рублева. Эта. Народу дать поцеловать.

Речь идет о произведении со сложной исторической судьбой и сложным состоянием сохранности. О произведении, которое уже пережило несколько варварских поновлений и реставраций. О расходящихся досках, которые невозможно окончательно скрепить, не вызвав еще более серьезных разрушений. О разновременных красочных слоях, которые будут по-разному реагировать на изменения температуры и влажности – и, соответственно, раздирать то, что более или менее скрепилось друг с другом. О произведении, сохранить которое на более или менее длительное время можно только одним способом – НЕ ТРОГАТЬ и ДУТЬ ТЕПЛЫМ ВОЗДУХОМ СОХРАНЯТЬ ПОСТОЯННУЮ ТЕМПЕРАТУРУ И ВЛАЖНОСТЬ.
Которое при этом – так уж исторически сложилось – является самым знаменитым памятником русского искусства и самым употребительным символом русской духовной культуры.
И если мы, беспрекословно повинуясь чьему-то идиотскому капризу, повезем эту икону за семьдесят километров туда и обратно, поместим в тесном соборе, где горят сотни свечей и где толпы благочестивых паломников кинуться к ней «прикладываться», гарантий ее сохранности никто дать не сможет. Никаких.


помогите кросс-постом.