September 23rd, 2008

мы

Год семьи в действии

Новгородское дело
3хлетняя девочка выбежала на лестницу и упала в пролет. Девочка жива, мать признана виновной в попытке убийства дочери, "для того, чтобы вызвать жалость у сожителя".

Тамбовское дело.
Органы опеки пытались изъять ребенка 5ти месяцев на основании того, что первые два месяца, пока мать кормила его грудью, он не добирал веса.
Добились помещения ребенка в больницу, неизвестно, какой вред нанесло пребывание там.


Ясеневское дело
Мать утром отправила свою 8-летнюю дочь Леру в школу, а обратно ее не дождалась. Учителя ей пояснили, что девочка «обнаружена» в школе «безнадзорной» и «беспризорной» органами опеки и попечительства, в связи с чем отправлена в приют.
Девочка была в приюте несколько месяцев, суды идут до сих пор, где сейчас живет девочка: в приюте или дома, из статьи непонятно.


Питерское дело
6тилетнюю девочку забрали в детдом, по "свидетельству" опеки, что они приходили - девочка была грязная и неухоженная (дата осмотра - дни, когда девочка была с отцом на море - кого же видела опека?) и "свидетельства" с работы, что мать пьёт - заведующая матери в шоке, утверждая, что никогда не видела мать девочки нетрезвой.
"Сотрудник милиции рассказал, что в суд не являлся только потому, что ни разу не получал повестки. А между тем, милиционер мог бы сообщить суду немало интересного. В частности, что Елена Руслякова никогда не состояла на учете в милиции, злополучная коммунальная квартира ему известна только в связи с «подвигами» соседки, в тот вечер 25 января Елена вела себя адекватно, а «состояние сильного алкогольного опьянения» он лично не заметил. В июне Малышев все-таки получил повестку, но выступить на суде ему так и не удалось."


UPD Еще одно московское дело
Правда, тут все достаточно сложно.
Сотрудница опеки, девушка, проработавшая на своей должности меньше года, 10 июля в семье Капустиных была первый раз! Она не наблюдала эту семью в развитии. Она не могла знать, насколько типична поразившая ее в квартире картина. Но тем не менее сразу решила применить к родителям крайнюю меру наказания — инициировала процесс лишения прав.
А может, начинать надо было с другого? Ведь кроме карающих функций у муниципалитета есть возможности и для помощи “трудным” семьям. Может быть, для начала Капустиным надо было попробовать помочь?
Предложить устроить детей в сад-пятидневку. Отправить детей в оздоровительный лагерь. Устроить в бесплатный кружок. Поработать с родителями. Ничего этого семья с тремя детьми и матерью-инвалидом от чиновников не увидела. Вся “забота” о ней пока свелась лишь к попытке ее разрушить.


----
Все больше хочется начать искать самой, а не смотреть, что за ссылки подкидывают в комментариях. Интересно, много ли найду?
----


Мне, мать вашу, страшно за свою дочь. Мне страшно думать о том, чтобы рожать еще детей.
Если мою дочь могут забрать у меня из рук на основании того, что она худая;
Если я могу не дождаться ее из школы; (хотя еще вопрос: что это за учителя такие?)
Если я могу, раз за ней не доглядев, лишиться и ее, и свободы на 15 лет...

Первый раз в жизни я говорю серьёзно: я хочу уехать.
Кирилл, расскажи мне о родительской жизни в беларуси?