April 2nd, 2008

мы

Лошади

Саш, а ты знаешь, что делает твоя лошадка Данечка, когда ты засыпаешь?
Вечером Даня неподвижно стоит в том углу, где ты ее оставила: она же игрушечная лошадь, разве она может шевелиться? Но когда все засыпают, и Саша, и Сашина мама, и кошка Матрёна сворачивается клубком в ногах, лошадка поднимает голову.
Сначала Даня отвинчивает колеса. Колеса у нее только для виду, и чтобы Сашу катать. А на самом деле у Дани есть красивые крепкие ножки. Только без подков. Увы, лошадкам одевают либо колеса, либо подковы.

Сложив колеса в угол, Даня разминается. Она делает несколько кругов по комнате, совершенно бесшумных, ведь подков у нее нет, а копыта у игрушечных лошадок совсем мягкие и нежные. Потом, когда ножки размялись, начинается главное.
Лошадка запрыгивает на подоконник, потом на форточку, протискивается на улицу. Оглядывается, расправляет два белоснежных крыла - и плавно взлетает.
Мы с тобой спим, Саш, и не знаем, что над городом каждую ночь летают стаи игрушечных лошадей. Они переговариваются фырканьем и тихим ржанием, играют в догоняжки между звезд, и просто парят рядом с облаками, им хорошо.
А когда светает, лошади, одна за другой, возвращаются к своим маленьким хозяевам. Спускаются на подоконник, отряхивают и складывают под седло крылья, пробираются в комнату, и, бесушмно процокав в свой угол, одевают на место колеса. И встают в прежнюю позу, ведь нельзя, чтобы кто-то догадался, что по ночам делают игрушечные лошади.
Никто и не знает. Я узнала случайно: как-то утром подобрав с подоконника белоснежное перо. Оно хранится у меня в большой книге сказок, и когда ты подрастешь, я отдам его тебе.
Ведь больше ни у кого на свете нет настоящего лошадиного пера.